Могла ли Украина напасть?
Или еще раз о превентивной спецоперации
Память о 22 июня 1941 года остается незаживающей раной для каждого из нас. Как получилось, что страна оказалась так мало готова к этому дню и часу? Несмотря на знание о неизбежности войны, несмотря на годы упорной и трудной подготовки к ней. Как получилось, что Красная Армия оказалась разбита на три эшелона и каждый эшелон принужден был драться с превосходящими силами вермахта? В попытках изжить эту боль срываются голоса и ломаются клавиатуры, пишутся книги, снимаются фильмы, исторические и художественные, о попаданцах, о параллельных вселенных. Если бы знать заранее, если бы успеть предупредить, развернуть армию, занять позицию. А лучше – ударить первыми.
Время чтения: 26 минут
Дата: 17 апреля 2022 г
Могла ли Украина напасть?
Или еще раз о превентивной спецоперации
Время чтения: 26 минут
Дата: 17 апреля 2022 г
Память о 22 июня 1941 года остается незаживающей раной для каждого из нас. Как получилось, что страна оказалась так мало готова к этому дню и часу? Несмотря на знание о неизбежности войны, несмотря на годы упорной и трудной подготовки к ней. Как получилось, что Красная Армия оказалась разбита на три эшелона и каждый эшелон принужден был драться с превосходящими силами вермахта? В попытках изжить эту боль срываются голоса и ломаются клавиатуры, пишутся книги, снимаются фильмы, исторические и художественные, о попаданцах, о параллельных вселенных. Если бы знать заранее, если бы успеть предупредить, развернуть армию, занять позицию. А лучше – ударить первыми.
Именно к этому нарративу президент Путин отсылал в исторической речи 24 февраля. И, конечно, его слова отозвались всколыхнувшимся чувством в миллионах русских сердец.
В наследство от СССР Украине досталась огромная военная машина: 9 293 танков в составе двух танковых армий, 18 240 орудий и минометов, 2 тысячи самолетов и 800 вертолетов, 176 межконтинентальных баллистических ракет и около сотни тяжелых бомбардировщиков дальней авиации. После падения проклятых оков социализма армию постигла ровно та же участь, что была уготована и промышленности, здравоохранению и образованию. По данным Лондонского института стратегических исследований, только за первые три года независимости Украина продала за рубеж вооружений на фантастическую тогда сумму в 32 миллиарда долларов. Полностью под нож пошла стратегическая авиация, ядерные вооружения, а также часть обычных вооружений. Численность вооруженных сил сократилась с 780 тысяч человек в 1991 году до 149 тысяч к 2008 году.

К 2014 году украинская армия подошла с 683 танками, 379 артиллерийскими орудиями, 72 боевыми вертолетами и 1(одной) ракетной бригадой с 12 пусковыми установками. Из 220 оставшихся у Украины истребителей боеготовыми оказались только 36 устаревших МиГ-29 и примерно столько же более-менее современных Су-27. Кажется, что даже шесть сотен танков при поддержке артиллерии и авиации, при поддержке тактических ракет представляют серьезную военную силу, способную решать по крайней мере региональные задачи. Однако это впечатление быстро блекнет при знакомстве с составом танковых сил. Подавляющее большинство украинских танков – это старый советский танк Т-64, принятый на вооружение более полувека назад. Украинцы пытались этот танк модернизировать, но эти модификации оказались либо вовсе неудачными, как маломощный “Булат”, либо мало отличались от базового танка. В боях 2014-2016 годов ВСУ потеряли до двух третей своих танков, преимущественно от огня артиллерии ополченцев.

К 2022 году Украине удалось восстановить и даже нарастить численность своих танков за счет расконсервации и ремонта оставшихся советских запасов. Однако состав остался примерно тем же самым: 84% это Т-64 и его модификации. Похожим образом дело обстоит и с другими вооружениями. Менее 27% ударной авиации составляют Су-27, способные противостоять современным российским истребителям. Одна единственная ракетная бригада вооружена тактическими ракетами Точка-У. Этот комплекс разработан в конце 80-х на замену ракетам Ока, подпавшими под договор о ликвидации ракет средней и малой дальности. Точка-У может летать на расстояние до 120 км, не умеет преодолевать системы ПВО и предназначалась для поражения небронированных целей на большой площади. За 2014-2015 годы известно по крайней мере 59 случаев применения ВСУ ракетного комплекса и только единицы можно признать результативными. А главное этих ракет просто мало: и по числу пусковых комплексов и по числу ракет, их всего порядка 90 штук. Для сравнения: Вооруженные силы России за 4 недели боев выпустили по территории Украины 1000 ракет разных типов.
Харьковский бронетанковый завод в 2012 году. Завод накопил долгов на 75 млн. долларов и начал процедуру банкротства. Фото paul-itk.livejournal.com
Конечно, после 2014 года украинские власти пытались поднять боевой потенциал своей армии. Однако на фоне разрушенной экономики, распада производственных связей с Россией, в том числе и в оборонной отрасли, разворачивающегося мирового экономического кризиса и возрастающей долговой нагрузки на бюджет страны, Украина не имела никакой возможности для перевооружения и создания современных вооруженных сил. В подобных обстоятельствах политики обычно начинают искать какое-нибудь чудо-оружие, которое обязательно поможет переломить ситуацию. Украина не стала исключением. Благодаря американской помощи, ВСУ получили огромный арсенал противотанковых ракетных комплексов “Джавелин”. Может быть самое совершенное в своем классе оружие, способное поразить любой современный танк. И очень дорогое. Экспортная цена одного комплекса достигает 1,4 млн. долларов. К январю 2022 года Украина получила всего 120 установок. В феврале США поставили еще партию в 300 установок. К сожалению для партии войны, даже кратное увеличение числа джавелинов на Украине не увеличивает ее наступательный потенциал. Это преимущественно оборонительное оружие. Концепция использования джавелинов предполагает, что пехотинец сидит в окопе и ждет пока на него поедут танки. Причем нужно чтобы кто-нибудь заранее его предупредил о начавшемся наступлении с тем, чтобы боец успел перед выстрелом охладить тепловизионный сенсор и одновременно не погибнуть под огнем артиллерии и БМП.

Другой претендент на звание чудо-оружия – это турецкие ударные беспилотники Bayraktar TB2. Они отлично зарекомендовали себя в Сирии и позволили переломить ход недавней войны в Нагорном Карабахе. Сравнительно дешевое, эффективное оружие. К началу 2022 года в распоряжении ВСУ было всего 6 (шесть) аппаратов, еще 48 штук так и остались только в заказе из-за сложностей с двигателями. Проблема для ВСУ в том, что эффективность дронов показана только в условиях локальных конфликтов, в ситуации, когда противник не располагает эшелонированной системой ПВО и радиоэлектронной борьбы. Положение с ударными беспилотниками на Украине настолько неважное, что, по всей видимости, предпринимались попытки вернуть в строй старые советские дроны – Ту-141. Один такой аппарат 10 марта 2022 года упал под Загребом, в Хорватии.

Наконец, третий вид оружия, о котором много говорили украинские политики, – противокорабельная ракета Нептун. Представляет собой модификацию советской крылатой ракеты X-35, предпринятую для того, чтобы получить хоть какие-то средства противодействия кораблям Черноморского флота. После 6 лет разработки ракеты Нептун приняли на вооружение в 2020 году и только в середине 2021 года в войска стали поступать первые опытные образцы.
Хотели ли украинские политики решить проблемы Донбасса и Крыма силой? Наверняка. По крайней мере очевидный саботаж минских соглашений, подписанных в панике после иловайского и дебальцевского котлов, явно на то указывает. Но расстояние между желанием и возможностью огромно. После 2014 года крымский полуостров постоянно укреплялся самым современным вооружением. Там развернуты 4 дивизиона новейших комплексов ПВО С-400, 3 авиационных полка, ракетные противокорабельные комплексы “Бал” и “Бастион”, сформирован 22й армейский корпус с современными танками Т-72Б3М. Попытка штурма Крыма в 2022м году и вообще в обозримой перспективе была бы для ВСУ самоубийственной. Никто всерьёз, кажется, и не рассматривал такой сценарий. 

Вопрос о возможном украинском наступлении на Донбасс более дискуссионный. Подразделения ВСУ вплотную стоят у Донецка и Луганска. В некоторых местах расстояние от линии соприкосновения до российской границы составляет меньше 50 километров, это расстояние покрывается одним танковым броском. Можно представить себе локальную операцию по охвату столиц непризнанных республик с целью их блокады. Наверное, при должной организации и удаче такая операция могла бы закончиться успехом для украинской армии. При условии, конечно, что Россия бы сразу не вмешалась.

Вообразите себя на мгновение президентом России, человеком облеченным властью и ответственностью за судьбы сотен миллионов людей. В ваш высочайший кабинет хмуро и робко заходит глава службы внешней разведки в компании с министром обороны и кладет на стол доклад. Из доклада следует, что ваши самые худшие опасения подтвердились: украинские генералы наметили день и час захвата ЛДНР. Не сами, конечно, посоветовались, заручились заокеанской поддержкой. Каковы ваши действия?

Они будут зависеть от ваших целей и вашей стратегии, конечно. Если вы хотите просто предотвратить войну и защитить народ Донбасса, то у вас есть простое и проверенное решение: введите войска. Можно даже не признавать республики. 30 лет назад вооруженный нейтралитет 14й-гвардейской армии остановил войну в Приднестровье. Появление российский войск под Донецком и Луганском резко бы сместило ситуацию в сторону Крыма. Одно дело – воевать с повстанцами, лишенных авиации, систем ПВО и ракетного вооружения. И совсем другое – с регулярной армией.
Вы можете мыслить глобальнее и ставить более масштабные цели перед собой – например, противодействие распространению блока НАТО на Восток. С 1999 года в этот блок вступили почти все страны бывшего Варшавского договора: от Польши и Чехии до соседних Латвии и Литвы, от которых до Москвы уже рукой подать. Если эта рука на ракетной тяге или на танковой броне. Грузия с 2018 года ведет переговоры о размещении инфраструктуры НАТО на своей территории, Украинская Рада в том же году зафиксировала в конституции свое стремление в евроатлантической интеграции. Даже в Казахстане проводятся учения с участием натовских бойцов. Кольцо, очевидно, сужается и нужно что-то делать. Только вот что именно?

Прямая вооруженная агрессия против одной из колеблющихся стран приведет к мгновенной поляризации остальных государств, усилению позиций сторонников присоединения к НАТО. Они говорили, что Россия представляет угрозу, что нужно принимать меры и вступать в организации, способные предоставить защиту – и вот, пожалуйста, прямое тому подтверждение, грохочущее и рычащее буквально в нескольких сотнях километров. Подавля с помощью армии один очаг тяготения к НАТО, мы сразу получаем множественные очаги по всей границе. Для того, чтобы противодействовать расширению НАТО нужно не усиление антироссийских партий в соседних государствах, а наоборот – поддержка пророссийских сил. Экономическая, научная, политическая, культурная.

Всё это не уравнение волновой функции и не Великая теорема Ферма, это очень простые выводы, доступные каждому. Они ясны вам, они очевидны и российскому руководству. Почему же в нашей реальности, сбывшейся, а не гипотетической, мы видим Финляндию, ускоренными темпами вступающую в НАТО, мы видим все новые и новые натовские части у наших границ – численность натовской группировки выросла в 10 раз за время спецоперации на Украине. Разве не это мы как раз должны были предотвратить?

Если вы человек либеральных взглядов, вы скорее всего скажете, что президент России просто сошел с ума. Безумный диктатор, соскальзывающий в паранойю под тяжестью своих грехов и подступающей к горлу болезни Паркинсона. Это все объясняет.
Если вы человек консервативных взглядов, то вы будете настаивать на том, что, напротив, все происходящее – часть большого плана. До конца он нам пока еще не виден, но ясно, что он ведет нас к Победе, в чем бы она ни выражалась. Так говорит баба Ванга, которой даже смерть не мешает издавать все новые и новые пророчества. И это тоже все объясняет.

Проблема с обоими объяснениями в том, что они, как и фрейдисткие теории, подходят вообще ко всему, к неограниченному кругу прямо противоположных событий. Почему Навального пытались отравить? Потому что безумный диктатор. Или потому что хитрый план. А почему же не докончили начатое в госпитале в Омске? Это хитрый план безумного диктатора. Объясняя все, подобные теории не объясняют ничего и заодно противоречат тому, что мы вообще знаем о природе власти. Один человек может сойти с ума, но не весь правящий класс. А когда правитель отрывается от интересов своей социальной базы, он заканчивает ударом табакеркой в висок и офицерским шарфом на шее. Даже если он абсолютный монарх, император и самодержец.

Наша цена за вступление в НАТО – это большая война с Россией. А если мы не вступим в НАТО – это поглощение Россией в течение 10-12 лет.
Алексей Аристович, Советник президента Украины. Интервью 2019 года
Российский капитал в последние два десятилетия активно пытается осваивать постсоветское пространство. Белорусский калий, узбекская нефть, казахстанский газ. Общий объем участия в проектах по освоению ресурсов соседних республик в 2020м году подбирался к 37 млрд. долларов. Война есть только предельное выражение экономической конкуренции. Иногда экономические и политические меры оказываются достаточными для осуществления экспансии, как, например, в случае с белорусской газотранспортной системой, которая в 2011 году перешла под контроль Газпрома и Миллера. А иногда противодействие более зубастых хищников оказывается таким, что политика возгоняется до силовых акций. Как было в случае с Крымом. Но результат тот же – перераспределение собственности. Аэропорт Симферополя, старейшие винодельческие предприятия Массандра и Новый свет достались структурам Юрия Ковальчука, давнего приятеля Владимира Владимировича и учредителя известного кооператива “Озеро”; завод вин и коньяков Коктебель перешел чете Якубчеков, по случайности родственникам главы СВР России Сергея Нарышкина; санатории и гостиницы на побережье теперь принадлежат Аркадию Ротенбергу, бывшему спаринг-партнеру по дзюдо президента Путина. Даже предприятия прифронтового Донбасса после гибели почти всех народных командиров той весны: Алексея Мозгового, Михаила Толстых, Александра Захарченко – вся экономика региона была поставлена на службу интересам российского капитала. И, конечно, большая Украина несмотря на десятилетия деградации остается сундучком с богатствами, главный из которых, конечно, – это газотранспортная система.
Глава ДНР Пушилин награждает бойца с шевроном, очень напоминающим символику СС. Кадр из видео Министерства информации ДНР
Все прекрасные слова о духовности, нравственности и русском мире – это только обертка, сменный чехол. Когда нацболы Лимонова с их кричалками о русских землях Крыма, Прибалтики, Северного Казахстана портили фон для надежного партнерства с Западом, их запрещали, бросали по тюрьмам и склоняли фашистами-нацистами. Равно как и других националистов: Демушкина, покойных Тесака и Егора-Погрома. Когда надежного партнерства с Западом стало мало и прорезались зубки, то националистов достали из запасников – Захар Прилепин, верный ученик Лимонова, внезапно оказался на федеральном телевидении, получил собственную часовую передачу на НТВ, собственную партию, которая мгновенно оказалась в Государственной Думе. Активизировались уже вроде бы позабытые Русское Народное Единство, Русичи, новое дыхание получили монархисты из общества Двуглавый Орел олигарха Малофеева. Все они теперь не фашисты, а наоборот – борцы с украинским нацизмом, государственники-патриоты.

И это ни плохо, и ни хорошо. Это закономерно. Югославия погибала под американскими бомбами не по нравственным причинам, танки рвали земли Ирака не из-за метафизики, старика Каддафи толпа забила не в философском споре. Капитал, как воландова свита, – требует места. Поэтому кого-то неизбежно выкинут прочь, развоплотят и дематериализуют. И не очень важно под каким именно лозунгом: борьба с международным терроризмом, спасение мирного населения, свет демократии или антифашизм. Обертку выбирают в зависимости от момента, в зависимости от конъюнктуры масс и эффективности – как любой другой инструмент.
Диаграмма распределения мирового ВВП по странам за 2019 год. Данные Всемирного банка, визуализация howmuch.net
Главная и корневая проблема российского капитала – это слабость, радикальное несоответствие реальных возможностей и амбиций. Он хочет быть как американский или хотя бы – как китайский. Но одновременно Россию с трудом можно найти на диаграмме мирового ВВП с ее 1,94%. Это на порядок меньше экономики США и Китая, где-то на уровне Испании и Канады. Маленькая Япония, обладающая сравнимым с Россией населением, более чем в три раза больше России. Сравнение военных бюджетов даст похожую картину. Зависимость от экспорта углеводородов, металлов и прочих ресурсов сохраняется и даже усиливается несмотря на десятилетия разговоров об импортозамещении, национальных проектов, строительства своих кремниевых долин, запуска наностартапов и непрерывный парад успешного успеха.

Закономерный итог всей этой подготовки – это возобновление производства Ту-214, модификации еще советского среднемагистрального самолета, разработанного в конце 80х. Текущие возможности по производству таких самолетов – 10 (десять) штук в год. Планируют увеличить в два раза производственные мощности – до 20 самолетов в год. Но и этого будет недостаточно, потому что потребность в таких самолетах – более сотни бортов ежегодно. Это не Советский Союз, который на излете своей яркой биографии делал до половины всего мирового парка гражданской авиации всех типов. И даже не скромная Бразилия, которая строит около двух сотен самолетов в год.

Россия не способна на равных противостоять коллективному Западу ни в экономической сфере, ни в военной. Так же как Украина – России. И так же как в случае с Украиной делается ставка на чудо-оружие – все эти гиперзвуковые Цирконы, Авангарды и Буревестники на ядерной тяге. И на хитрые спецоперации, конечно. В 2014 году – получилось. В 2022 году, очевидно, возникли некоторые трудности. Украинская армия не разбегается, администрации городов продолжают работать, националистические батальоны оказывают ожесточенное сопротивление и ведут “неправильную войну”, цинично и жестко используют городскую застройку, грамотно вплетая грохот артиллерии и автоматный стрекот в какофонию информационной войны. Характер потерь в первые дни, когда под огнем оказались тыловые колонны, триумфальные статьи в крупных изданиях, которые пришлось спешно снимать, заставляют сомневаться в том, что все это часть первоначального плана.

Россия в этой истории – жертва, принявшая приглашение на казнь. В роковом феврале на фоне учений НАТО в Прибалтике обвинения в подготовке агрессии на Украине перемежались с настойчивыми официальными заверениями в том, что НАТО ни в коем случае не будет воевать за Украину. Запад одной рукой грозил, другой – как бы приглашал российский капитал к столу. Молниеносный рывок, русские танки на майдане, триколоры над Харьковом, Днепропетровском и Одессой. Санкции, конечно, неизбежны. Но сравнительно легкие – как и в 2014м году. Это оружие обоюдоострое и нет смысла им размахивать, ставить под удар собственную экономику, если все уже случилось, если нет реальной возможности повлиять на ход событий. Очень соблазнительная перспектива.
Вот уже второй месяц русские убивают украинцев, а украинцы – русских. Не единицами и десятками, как это было в последние годы на Донбассе. А тысячами, может быть десятками тысяч. Потери бойцов ЛДНР не публикуются, а ведь именно они ведут тяжелые бои в Мариуполе и под Изюмом. С обоих сторон раскручивается маховик ненависти: одни проклинают оккупантов за бомбежки роддомов и массовые убийства гражданских, другие разгоняют видео пыток военнопленных и рассказы об убийствах мирных людей. С обоих сторон одни и те же проклятия: фашисты, фашисты, фашисты. Одна история на два народа, потому и одежды, в которую облекается неизбежный дискурс расчеловечивания противника, – тоже совпадают до пятен и заплат. Что, впрочем, не мешает украинской газотранспортной системе работать на полную мощность. Российский газ прокачивается спокойно и деловито несмотря ни на какие смерти, потрясения и проклятия.

Украине не победить в этой борьбе. Запад присылает наемников и какое-то оружие, но ровно таких типов и в таком количестве, которое позволяет продлить сопротивление, но не перейти в контрнаступление. Нет по-прежнему ракет, нет танков, нет истребителей. Наиболее подготовленные и слаженные подразделения украинской армии неизбежно несут потери, приходится проводить уже третью волну мобилизации, вводить уголовную ответственность для мужчин, покинувших страну. До 4 млн. человек принуждены были покинуть свои дома. По прогнозам Всемирного банка, экономика Украины и без того находившаяся в кризисном состоянии обрушится в этом году еще на 45%.
У нас страна страна еще не перешла в режим [спецоперации]. У нас Армия мирного времени, мы стараемся не нервировать граждан. Но я вас уверяю, что нам придется перейти всем обществом в этот режим. Потому что не может одна армия перейти в эту стадию, а у остальных – у них там весело, все танцуют, пляшут, поют.
Захар Прилепин, писатель, политик.
Но и перспективы российской армии очень расплывчаты. Единственный региональный центр, который удалось занять за все время, – это Херсон. Штурм Мариуполя превратился в тяжелые многодневные бои за каждую многоэтажку, ежечасно поставляющие кадры разрушений и жертв для мировых СМИ. Донецк по-прежнему обстреливают, как и в начале спецоперации, и даже с большей интенсивностью. Войска из-под Киева, Чернигова и Сум пришлось отвести, десантная операция в Одессе откладывается. Потерян флагман Черноморского флота крейсер "Москва". Противник внешностью, языком, оружием мало отличается от бойцов российской армии, в тылу действуют диверсионные отряды. Поставки оружия многократно возросли после начала спецоперации, США до трети своего арсенала “джавелинов” отправили украинским войскам, появилось тяжелое вооружения, новые ударные дроны и дроны-камикадзе. Для контроля даже уже пройденной территории не хватает сил и средств, в России все чаще говорят о мобилизации. Но мобилизация не даст мгновенно новые воинские подразделения – их нужно еще тренировать, обучать. А результаты нужны как можно раньше – до того как введенные санкции всей своей тяжестью придавят население России, до того, как будут исчерпаны запасы на складах и резервы иностранного оборудования.
Ни на какие уступки мы не пойдем. Это господин Мединский чуть ошибся, формулировку неправильно сделал. И поэтому вам не стоит волноваться, у нас есть свой командир, верховный главнокомандующий, который смотрит на 100 лет вперед. И вы, если думаете, что он бросит начатое просто так, как сейчас нам это преподносят, то это никогда не правда
Ахмат Кадыров, глава республики Чечня.
Российское руководство предприняло попытку свернуть конфликт, замириться c киевской властью хоть на каких-то условно приемлемых условиях. Благо первоначальные цели спецоперации были обозначены, столь расплывчато, что под них подходило почти что угодно. Мы разбомбили украинскую систему ПВО, разбили скопления техники и командные центры – это демилитаризация. Мы уничтожили националистические батальоны – это денацификация. Делегация во главе с бывшим министром культуры Мединским ждала украинцев сначала в белорусском Гомеле, потом долго переговаривались в режиме онлайн-конференции, наконец, после встречи в Стамбуле выдал нечто такое, после чего пришлось потом многословно объясняться – меня не так поняли и я не то имел ввиду. Даже в прокремлевских медиа заговорили про предательство и вспомнили Хасавьюртовские соглашения. Правящие круги попали в жернова, которые сами же и соорудили. Продолжать спецоперацию тяжело, дорого и опасно. С каждым новым днем издержки возрастают, активизируются другие болевые точки по границе – Нагорный карабах, Курильские острова. Но и остановить спецоперацию нельзя. Широкие массы, накрученные телевизионной истерической пропагандой; капитал, терпящий убытки, – все они требуют удовлетворения. Требуют компенсаций моральных, материальных.
Яхта олигарха Мордашева в порту Владивостока. Одна из самых больших яхт в мире. Фото vl.ru
Впрочем за российский олигархов, чиновников и прочих атлантов, уехавших и оставшихся, переживать не стоит. Да, состояние многих заметно просело из-за обвалившихся акций их предприятий. Рынки закрываются, нужно переориентироваться на Восток, на Китай. А там тоже люди прагматичные и без сантиментов – мы у вас, конечно, купим ресурсы, но на наших условиях. Да, у кого-то арестовали яхту, джет, кому-то пришлось продать любимый футбольный клуб. Кто-то в припадке патриотический чувств порезал сумочку от Chanel, стоимостью в среднюю зарплату россиянина за полгода. Но в общем и целом у них все будет примерно так же. Не эта яхта, так другая; не Rolls-Roys, так Aurus; не в Италии вилла, так на живописной скале в Крыму.

Никому из них не придется гореть в танке, ощупывать ампутированную руку в госпитале, судорожно искать по опустевшим аптекам редкое лекарство для больных родителей, пересчитывать в уме стоимость продуктов в корзине перед походом на кассу – достанет ли денег на карте; терпеть унижения на каторжной и бессмысленной работе, забирающей душу и выхолащивающей ум, – хорошо, что есть по крайне мере такая.

Это все нам предстоит. Причем уже вне зависимости от исхода спецоперации на Украине.